ДЕД МОРОЗ – УЧИТЕЛЬ ЭКОНОМИКИ

Дорогой читатель, вы знаете, что миссия нашей газеты «ЭиМ» - рассказать людям просто и понятно о сложном. Выполняя эту миссию, я решил воспользоваться хорошо знакомым в России образом Деда Мороза. Прежде всего, как вы понимаете – Дед Мороз хозяин подарков, который желает и стремится их дарить. Если бы не хотел – не дарил бы, кто его накажет? Точно так же можно сказать и о правительствах, и о элитарных группах, окружающих власть. Они могут хотеть благоденствия сограждан, а могут и не хотеть…

Например, если я – хозяин большого дома, и я не хочу пускать туда жильцов, то я и не пущу. И плевать мне на убытки, которые возникают от недополученной арендной платы! Не хочу, и все! У меня другие источники доходов, я не нуждаюсь в квартплате от жильцов, и не сдаю комнат внаем.

Но дом в центре города (который я превратил, допустим, в личный дворец, «эрмитаж» - т.е. «уединенное местечко» для собственных блужданий по комнатам) – как и в целом территория страны – ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СУТИ ЕСТЬ ЖИЗНЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО. В нем, как и в территории страны (и любого частного владения) имеется ПОЛЕЗНЫЙ РЕСУРС, который можно извлекать, а можно и не извлекать. Хозяин-барин! Если правительство и элитарные группы страны не желают блага подданным, то они могут вполне превратиться (и превращаются) в собак на сене: сами не извлекают благ, и другим, со стороны, не дают извлекать.

Польза, излеченная из любого ресурса, по величине зависит от ума и степени разработки ресурса. Сидя на куче золота можно умереть от голода, и история полна такими примерами.

Таким образом, в макроэкономике очень важна такая субъективная категория, как ЖЕЛАНИЕ узурпаторов той или иной территории ИЗВЛЕЧЬ ИЗ НЕЁ ПОБОЛЬШЕ БЛАГ. Ну, как у Деда Мороза, который мог бы не дарить подарки, но ХОЧЕТ их дарить.

Сделаем шаг дальше. Все подарки от Деда Мороза делятся на две части: потребленные и не потребленные. С потребленными все ясно: их детишки съели, и делу конец. А вот с не потребленными нужно разбираться. Они, в свою очередь, тоже делятся на две группы: те, которые никогда в природе не существовали, и те, которые испортились, сгнили.

Могу ли я пообещать дать то, чего у меня нет? Могу, конечно, язык-то без костей! Я вам даю талончик на получение подарка, а на складе подарков-то уже нет! Разобрали! Если талончиков на подарки больше, чем подарков на складе, то происходит ИНФЛЯЦИЯ ТАЛОНЧИКОВ. Дают, допустим, один подарок на два талончика, чтобы привести в соответствие ЧИСЛО ОБЕЩАНИЙ И ЧИСЛО ВЫДАЧ. Тот, кто наобещал больше своих возможностей, непременно столкнется с ИНФЛЯЦИЕЙ ОБЕЩАНИЙ, когда его обещание уценяется от первоначального объема.

Это, конечно, неприятно, но я категорически предостерег бы считать инфляцию самым страшным чудовищем из всех земных чудищ. Сперва обиженно поплакав (рассчитывал на два подарка – дали на руки только один), начинаешь потом понимать и некоторые положительные вещи.

Во-первых, хоть и обидно, НИ ОДИН ПОДАРОК НЕ ЗАЛЕЖАЛСЯ НА СКЛАДЕ, НЕ СГНИЛ. Это, согласитесь, уважение к человеческому труду, времени и экологическому требованию беречь ресурсы. Раз природные ресурсы (т.е. любое вещество) были потрачены – их нельзя гноить и портить, нужно пользоваться. Апельсин, например, не должен гнить, потому что в нем годовой труд земледельца, годовой запас солнечной энергии, годовой расход плодородия почвы и т.п. А если апельсин сгнил – значит, мы профукали и часть солнечной энергии и распылили без толку часть плодородия. И труд земледельца пропал даром – но земледелец отомстит: свои убытки он распределит на проданные апельсины и они станут дороже.

Это все – во-первых, ДАВЛЕНИЕ СПРОСА не дало залежаться и испортится ни одному из приготовленных подарков.

Теперь – во-вторых. Как распределитель, так и производитель подарков, столкнувшись с ДАВЛЕНИЕМ СПРОСА, мотивированы производить подарков побольше, чем прежде. Их не хватает – значит, есть конкретная мотивация делать их больше.

Вы спросите – а как же инфляция? Она – бич экономики за несоблюдение базового баланса между социальной скоростью роста доходов и технической скоростью роста производства. Если социальные программы разгоняются по доброте душевной быстрее роста техносферы, то происходит ИНФЛЯЦИЯ ОБЕЩАНИЙ: всем дали деньги на холодильник, а холодильников столько ещё не произвели, чтобы каждому хватило. Дефицит = Переплата = Инфляция.

Построим формулу: T + x = S + y.

В этой формуле максимально возможная скорость прироста товарной массы равна скорости роста доходов населения. Если формула соблюдается, то инфляции не происходит, какими бы громадными не казались вливания денег в оборот и прибавки к зарплатам.

Итак, мы разобрали ситуацию, в которой чрезмерно добрый Дед Мороз раздал талончиков больше, чем имел в запасе подарков. Ему неудобно, людям неприятно, но в целом катастрофы не случилось. В нашей формуле это отразится так:

Почему не произошло катастрофы? Да потому, что деньги – в сущности, условный знак, затратами вещества и времени на изготовление которых можно пренебречь, как ничтожными. Лишние деньги не поглощают «в никуда» ни труда, ни времени.

ИНФЛЯЦИЯ СБИВАЕТ ПЕНУ И НАКИПЬ СВЕРХУ КРУЖКИ;

РЕЦЕССИЯ – ВЫШИБАЕТ У КРУЖКИ ДНО…

Потому что при обратном перекосе, T + x > S + y, бездарно и бессмысленно расходуются уже и реальный труд, и реальное время, и реальное вещество.

Если наш условный Дед Мороз пожадничал и выдал талончиков МЕНЬШЕ, чем имеет подарков (усложним задачу – чем должны подвезти) – тогда часть подарков останется насильственно-невостребованной. Конфеты ссохнутся и побелеют, мандарины станут комками плесени. Дед Мороз не сохранит невостребованных подарков – они скоропортящиеся продукты. Он их все равно потеряет – но уже без всякой пользы и всякого смысла.

Иногда в данном месте рассуждений наши оппоненты – либералы начинают рассуждать о низком качестве невостребованных товаров, о том, что на них ЗРЯ переводили ресурсы, потому что людям они не нужны. Люди, мол, не покупают их не потому, что не могут, а потому, что не хотят…

Это не больше, чем уловка. Товар, который люди НЕ ХОТЯТ покупать, будет быстро вытеснен с рынка конкурирующим аналогом. Поэтому потерями от неумного расходования ресурсов на производство заведомо-ненужной продукции можно пренебречь – они в любом случае невелики.

К тому же есть группа товаров (и притом важнейших для жизни), к которым вообще и в принципе не применим критерий качества. Возьмем для примера жильё. Думаю, не стоит доказывать россиянам, что ЖИЛЬЁ СКУПАЛОСЬ БЫ ЛЮБОЕ, ЕСЛИ БЫ У ЛЮДЕЙ БЫЛИ ДЕНЬГИ. Скупались бы и большие квартиры, и маленькие, и хорошие, и плохие, и просторные, и тесные, и на первых, и на последних этажах. Кто из нас не хочет улучшить свои жилищные условия, назовите такого?

Но что мы видим на рынке? Строительные бригады простаивают месяцами и годами, фирмы дают взятки, чтобы получить подряд на строительство, заводы стройматериалов сокращают выпуск продукции или вообще закрываются… Нелепо думать, что люди в РФ НЕ ХОТЯТ покупать квартиры той или иной строительной организации, придирчиво выбирая лучших каменщиков и кровельщиков. Ответ на поверхности: люди НЕ МОГУТ покупать квартиры, у них нет денег!

Строительный комплекс мог бы удвоить и утроить темпы строительства, если бы не упирался рогом в безденежье своих потенциальных покупателей.

Вот это, друзья-читатели, уже катастрофа. Почему? Да потому что лишние деньги собрали да сожгли по-тихому, а вот лишние товары – это зряшные затраты вещества, времени, труда, зряшный ущерб природе в ходе производственной деятельности.

Поэтому ИСПОЛЬЗОВАНИЕ С ПОЛЬЗОЙ (намеренная тавтология) окружающей среды её хозяевами (государством и его элитами, некогда узурпировавшими права на данную территорию) должно стремиться к расширению, а не сужению потребления в перспективе времени. Собаки на сене, не желающие оптимально разрабатывать захваченный ресурс, обычно проигрывают геополитическое соревнование.

У тех, кто добрее к своим гражданам, и граждан больше, и верности граждан своей стране, и материальных средств, и технической смекалки…

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 7 мая 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

Поиск по сайту

Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека.

http://economicsandwe.com